Отправили в СИЗО — и забыли — Росбалт

В Москве и области разгорается скандал вокруг «дела Кантемира Карамзина»: речь о высококлассном юристе, который содержится в СИЗО в условиях, достаточно далеких от требований закона. Его защита, правовая и общественная, бьет тревогу, опасаясь, как бы не случилось страшного.

По жестокой иронии судьбы, уже два звучных имени юристов-арестантов «отсылают нас» к XVIII—XIXвекам. Печальная тень Сергея Магнитского, умершего несколько лет назад в столичном СИЗО, уже стоила нашему государству репутационных рисков и даже санкций. Кантемир Карамзин, к счастью, жив. Но ситуация вокруг него вызывает тревогу.

«Современный» Карамзин — арбитражный юрист. Он был арестован в апреле 2019 года по подозрению в мошенничестве. По версии его друзей — после того, как выиграл очень крупный иск в строительной сфере: речь о суммах, исчисляемых миллиардами рублей.

Но на сегодняшний момент, адвокат Карамзина Шота Горгадзе и его коллеги-общественники, собравшиеся на пресс-конференцию в «МК» — член Совета Федерации Елена Афанасьева и член Совета по правам человека при президенте РФ Андрей Бабушкин — пришли говорить не о сути уголовного дела.

«Я не люблю называть громкие фамилии ради красного словца до тех пор, пока сам не разберусь и не увижу, что позиция моего подзащитного соответствует действительности, — заметил адвокат. — Я бы хотел обвинять тогда, когда я увижу, что сказанное мной будет услышано не только обществом, но и правоохранительной системой».

Защита хочет другого: прекратить беззаконие в отношении арестанта, который был почему-то отвезен в Сергиево-Посадский следственный изолятор в 70 км от Москвы, где на целых полгода о нем «забыли».

«Это порочная практика, — считает адвокат Горгадзе. — Достаточно часто люди содержатся в СИЗО, и против них не проводится никаких следственных действий, следствие длится месяцами. Я это воспринимаю как способ давления, пытка неведением очень действенна».

С адвокатом полностью согласился опытный правозащитник Бабушкин. «Человек не должен скрываться, оказывать давление на свидетелей, уничтожать доказательства, — подтвердил он. — Но если это опасный преступник, почему вы полгода не проводите с ним следственных действий? Куда следователь делся? Содержание под стражей оказалось вне действия российского правового поля. Человека берут под стражу не потому, что он нужен следствию, а для того, чтобы на него оказать давление», — высказал он мнение.

Как рассказал защитник, во всем Сергиево-Посадском изоляторе только две следственные камеры, где адвокатам разрешено общаться с арестантами. «Если ты не прибыл в Сергиев Посад и не занял очередь в пять утра, ты можешь оказаться третьим», — с иронией заметил Горгадзе. Он подчеркнул, что к правоохранительным органам должно предъявляться требование: «Задержали, отправили в СИЗО — будьте любезны работать!»

Между тем дело Карамзина вовсе не имеет отношения к этому древнерусскому городу. И задержан был Карамзин в одном из столичных арбитражных судов, куда он пришел на процесс: во всем этом защита видит желание «показательной порки» со стороны властей.

В течение последнего месяца, который Шота Горгадзе работает с делом Карамзина, тот содержался в камере с соседом больным шизофренией. «Когда ты один на один с шизофреником, тебе как-то спать не хочется, — рассказал защитник. — На третью ночь организм берет свое, и ты выключаешься, потом начинаешь привыкать, но риск сохраняется».

А сам Карамзин тяжело болен: у него сахарный диабет и потребность в уколах, тяжелая гипертония с максимальной опасностью инсульта. С такими болезнями люди продолжают работать, в том числе, юристами, да и в тюрьме с таким недугами сидят, но это очень небезопасно. Андрей Бабушкин напомнил, что в СИЗО нет врачей-специалистов, там только простейшая санчасть. А пригласить, скажем, кардиолога из города на самом деле очень сложно, учитывая, что в Подмосковье вообще врачей «хронически не хватает». 

При этом Кантемир Карамзин, отстаивая свои элементарные  права, подал в суд более 20 исков к тюремной администрации. «Я ему хочу сказать спасибо, — заметил адвокат Горгадзе. — К нему обращаются по имени-отчеству и не матерятся. Человек говорит: „Я готов умереть, но своим принципам не изменю“. Такие люди должны мастер-классы читать на юрфаках и говорить студентам: „Я несколько месяцев провел в СИЗО, судился со всеми, ни разу не обратился ни к одному блатному, у меня не было никаких связей, которые я мог бы использовать“, рассказывать о своей борьбе».

Лишь в самые последние дни следствие оживилось, Карамзин перевезен из Сергиева Посада в ближайший столичный пригород Балашиху, где находится следственная группа, и помещен там в изолятор временного содержания, но это, очевидно, на несколько дней (впрочем, что будет дальше, неясно).

Теперь «вишенка на торт»: как сообщил защитник, завтра, 14 ноября Верховный суд РФ будет рассматривать апелляционную жалобу защиты Кантемира Карамзина на передачу его дела почему-то в Московскую область.

«Генеральная прокуратура в лице одного из заместителей генпрокурора решила, что Карамзин обладает связями среди московских судей, может их коррумпировать и избежать ответственности, — пояснил Горгадзе. — Поэтому они просят Верховный суд изменить территориальную подсудность! Не надо быть юристом, чтобы задать один ключевой вопрос: если у вас есть факты, что московские судьи коррумпированы, то где аресты? Если же у вас таких фактов нет, какое вы имеет право так издеваться над человеком? Где, как минимум, отстранение от работы, хотя бы на время, судей, которых мы подозреваем в мифических связях с Карамзиным?»

Вопросы эти, конечно, из разряда риторических. Адвокат также заметил, что ходатайство Генпрокуратуры было поддержано письмом высокого чина ФСБ.

«Мы как законодатели будем внимательно следить за ситуацией, — сообщила сенатор Елена Афанасьева. — Адвокаты не должны бояться за свою работу еще и сесть в тюрьму. Иначе мы будем просто терять профессионалов. У нас вроде бы много известных адвокатов — но их так мало на всю нашу огромную страну! Если мы за это будем наказывать, мы потеряем профессиональное адвокатское сообщество».

Адвокатом в данном случае сенатор именует Карамзина, который вел арбитражные дела.

«Не надо никаких поблажек моему подзащитному, — резюмировал адвокат Горгадзе. — Не нужно его ни за что прощать. Обеспечьте объективность и беспристрастность — и мы докажем его невиновность».

«Мы должны исходить из экономии пенитенциарной репрессии, — подчеркнул правозащитник Бабушкин. — Нельзя людей, которые с кем-то поругались, у которых есть могущественные недоброжелатели, упекать за решетку!»

Леонид Смирнов

 

 

  

 

 

 

Источник: rosbalt.ru

ещё по теме

Добавить комментарий